?

Log in

No account? Create an account

Без солнца

И вновь куражится земля,
И снова крутит фортеля,
А дело тьмы коснется,-
Она ничто без солнца!
Вот так и мы, как ни крути,
Лишь чьи-то спутники в пути,
Как только станет туго,-
Никто мы друг без друга

Лекарство

От кого душа бежала
В сонные края?
Боль разлуки – просто жалость
К собственному Я.
Люди выпускают жало,
Лапочка моя.

В человеческом коварстве
Не плоди чертей.
Это жало, как лекарство,
Ты смиренно пей.
Пей и знай, что в Божье царство
Нет иных путей…

Фото: Андрей Маршал (Митяев) Стихи мои.
IMG200910nr40694_vk80-2

Стоп-кадр

Друзья мои, вы замечаете, как на фоне последних событий на Украине, многие из нас оскотиниваются?
Задетые за живое, люди готовы на крайности. Но ведь это "живое" у всех разное.  Для одних - это любовь, семья, для других - деньги, для третьих - тщеславие, для четвертых...м-да...   Россия сейчас горда. Олимпийские результаты делают свое дело. Я, как все поэты, далека от политики, но я, как все поэты, впускаю себе под кожу боли всего мира.
Им всем больно. Всем. Даже самым жестоким. Они все нуждаются в любви.
Вы знаете, что самый любимый грех дьявола - тщеславие. На него, как на наживку, он цепляет наши души.
Мы можем забрать себе любые территории, изменить границы, но если мы вырастим в своих сердцах настоящую любовь,  она просочится сквозь все границы... как музыка моего любимого Шопена....


Просроченное лекарство

- Тебя как звать то, доктор?
- Анатольевич.
Бомж исказил лицо от боли. Он находился в отделении урологии. Ему нужна была операция. Денег на операцию не было.
Анатольевич пошел к главному. Долго о чем-то говорил. В частности о «проклятой гипоклятве». 
- «Черт с тобой, возьми просроченные. Они еще действуют».
Анатольевич взял просроченные ампулы, сделал бомжу анестезию и успешно провел операцию.

Прошло время. Анатольевич выходил из больницы, когда его кто-то окликнул. Доктор повернулся и увидел гладко выбритого мужчину в приличном костюме.
«Анатолич, спасибо тебе. Вот, держи, тут народ скинулся» - и бомж протянул доктору деньги, - «А я с тех пор завязал… Верю теперь людям».

Доктор долго еще стоял и смотрел вслед удаляющемуся бомжу, пока тот не растаял на фоне счастливого осеннего неба.

Из моей книги: "Заметки и Замётки"